Уважаемые посетители, данный сайт БОЛЕЕ ОБНОВЛЯТЬСЯ НЕ БУДЕТ!
Будем рады видеть вас на новом сайте архива
print

ПОЛЬСКИЕ ДЕТСКИЕ УЧРЕЖДЕНИЯ В КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Дети и воспитатели польского детского дома в Даниловке летом 1946 года

В годы Великой Отечественной войны в Кировской области появилось много детских домов для эвакуированных детей, в том числе и национальные : испанский (приехавший из Ленинградской области), литовский и два латвийских. Особняком стоят польские детские дома, которые были созданы для детей польских спец переселенцев. Об этом рассказывают документы Государственного архива социально–политической истории Кировской области (ГАСПИ КО) и Государственного архива Кировской области (ГА КО).

В марте 1940 года в соответствии с решением бюро ЦК ВКП(б) на «освобожденных» землях Западной Украины и Западной Белоруссии была проведена операция по «чистке». Фактически все польское население с этих территорий депортировалось в глубь СССР и направлялось на работы в ведение Наркомлеса СССР, т.е. на лесозаготовки. Так на севере Кировской области появились поселки с польскими спецпоселенцами.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны были установлены дипломатические отношения между СССР и польским эмигрантским правительством в Лондоне, а 12 августа 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР об амнистии польским гражданам, находившимся в заключении в тюрьмах, лагерях и спецпоселках. Для оказания помощи этим гражданам на местах посольством Польши в СССР по согласованию с Наркоматом иностранных дел СССР стали создаваться польские представительства, т.н. Делегатуры польски. В январе 1942 года такая организация была создана и в г. Кирове. Ее главными задачами стали: выявление польских граждан, проживающих в Кировской области, оказание им помощи (материальной: продовольствием, одеждой, деньгами; юридической: оформление документов и др.), направление призывников в польские военные формирования и т.п. По данным Делегатуры, на 20 мая 1942 года в области проживало 2666 польских граждан, в т.ч. в Мурашинском районе – 790, Нагорском – 450, Опаринском – 493 человека.1

Непосредственно в районах области были назначены уполномоченные польского посольства, которые и вели работу с населением.

Одним из направлений деятельности посольства стало создание на территории СССР, в т.ч. и в Кировской области, детских домов для польских детей.

15 декабря 1941 года посольство Польши направило в Наркомат иностранных дел СССР следующую ноту: «Польское правительство, движимое понятным чувством заботы о судьбе детей-польских граждан, лишенных на территории СССР родительской опеки, намерено приступить к постепенному разрешению проблемы оказания им необходимой помощи. Прежде всего речь идет о помощи сиротам и детям, разлученным с родителями, а также о помощи тем детям, родители которых в результате болезни или по другим каким-либо причинам являются нетрудоспособными. Считая эту помощь одной из своих основных обязанностей, посольство Польской Республики хочет использовать для организации этой помощи все доступные ему средства и намерено поручить своим уполномоченным организацию приютов для сирот, дошкольных учреждений, очагов и т.п. в тех местах, где наблюдается скопление польских граждан».2

24 декабря 1941 года был получен ответ: «Народный комиссариат иностранных дел имеет честь сообщить, что с его стороны не имеется возражений против организации приютов и дошкольных учреждений в местах размещения польских граждан с целью оказания помощи детям, оставшимся без родителей».3

В 1942 году, получая соответствующие указания из посольства, Делегатура Польска в Кирове начала работу по созданию детского дома для польских детей. Разобравшись в ситуации с проживанием польских граждан на территории области, Делегатура обратилась в облисполком с просьбой о предоставлении помещения для детского дома в районах по направлению Пермь-Котласской железной дороги. Облоно предложил здание в селе Молома Опаринского района, принадлежавшее районному отделу народного образования. Однако против этого решения выступили районные власти. В обком ВКП(б) пришло письмо от 15 июня 1942 года следующего содержания:

«Опаринский райком ВКП(б) считает организацию польского детского дома в помещении, которое занимал Путиловский детский дом, нецелесообразным, так как:

Во-первых, в одном помещении будут находиться и детский дом, и наша начальная школа, и польская школа, в которой обучение будет вестись на польском языке и воспитание будет религиозное с выполнением всех религиозных обрядов, а это будет отрицательно сказываться на наших учащихся.

Во-вторых, население Моломского сельсовета, в котором находится детский дом, эстонское и латышское, и соседство с польским населением может повлиять на убеждения местного населения.

В-третьих, помещение сейчас совсем непригодно для размещения детей: требует капитального ремонта и больших материальных затрат.

Исходя из вышеизложенного, просим обком ВКП(б) организацию польского детского дома перевести в другой район. О результатах просим сообщить.

Секретарь Опаринского райкома ВКП(б) М. Потешин

Зав. районо Завадская».4

К письму была приложена справка: «В с. Молома Опаринского района был Путиловский детский дом, эвакуированный из Ленинградской области. Решением исполкома облсовета этот детский дом из-за непригодности помещения, отсутствия воды и дальности расстояния от железной дороги (45 км) перемещается в Немский район.

Вопрос об организации в с. Молома польского детского дома разрешался у председателя облисполкома т. Иволгина. Польское представительство считает необхо димым организовать детский дом только в этом месте, так как на Котласской железнодорожной линии размещено большинство польского эвакуированного населе ния. Представительство берет на себя ремонт помещения. Начальная школа из этого помещения будет вывезена. Подпись-Доменко. 18 июля 1942 года».5

На основании этой справки обком ВКП(б) 21 июля 1942 года решил: «Секретарю Опаринского райкома ВКП(б) тов. Потешину. Польское представительство считает самым удачным местом для организации детского дома Моломский сельсовет Опаринского района. Возражать против этого не следует, тем более, что представительство берет на себя производство ремонта здания детского дома. Начальная школа из этого помещения должна быть вывезена. Секретарь обкома ВКП(б) Гордон».6

Опаринские власти были вынуждены согласиться. В район приехал Адам Лучкевич, назначенный Делегатурой директором будущего польского детского дома. Совместно с уполномоченным посольства по Опаринскому району Антони Григайтисом он в с. Моломе нанял рабочих, и начались ремонтные работы.7 Однако вскоре из-за ликвидации Делегатуры в г. Кирове и реорганизации подчиненных ей структур Лучкевича отозвали из Опарино и назначили уполномоченным посольства по г. Кирову и Кировскому району. Гричайтису было поручено подыскать подходящее для детского дома здание в районном центре. За помощью снова обратились в облоно, который поддержал ходатайство и 22 сентября 1942 года направил письмо: «Председателю Опаринского райисполкома: «В облоно неоднократно обращались представители польского посольства за оказанием помощи в наиболее лучшем устройстве находящегося в Вашем районе польского детского дома. Облоно считает необходимым ускорить решение этого вопроса Вами и создания для детского дома вполне нормальных условий. О принятом Вами решении просим Вас уведомить облоно. Желательно такое решение вопроса, чтобы была исключена возможность дальнейшего их ходатайства. Заместитель заведующего облоно Ходырев».8

Польский детский дом был открыт 12 ноября 1942 года и размещался по адресу: п. Опарино ,ул. Колхозная, 20.9

Об его открытии Антони Гричайтис послал телеграмму в польское посольство, в Куйбышев:

«Среди, казалось бы, непреодолимых трудностей удалось организовать центр молодого польского духа. Работали с чувством гражданской обязанности».10

Детский дом содержался полностью на средства, выделяемые польским посольством. Весь обслуживающий персонал был из поляков: директор - Нимертович Наталья Ивановна, 1904 г. р., образование 6 классов гимназии; воспитатель – Вохновская Александра Людвиговна, образование 6 классов гимназии, ранее работала фармацевтом; кухарка - Беголувна Е.И.;помощник повара - Колодинская В.В.; няня-Якубовская И.К.; конюх - Нечеперович А.; дровокол - Савицкий Ф.Т.11

На 15 февраля 1943 года в детском доме числился 31 воспитанник и 19 детей, «прикрепленных на обед».12

Примерно в то же время уполномоченный польского посольства по Нагорскому району Михал Завадский организовал детский дом в п. Малая Дубровка Нагорского района, бывшем спецпоселке (сейчас Белохолуницкий район). В нем на 20 февраля 1943 года числилось 89 детей, из них: «детей ясельного возраста, не посещающих детский сад, а получающих только одежду и питание - 7 человек; детей дошкольного возраста, посещающих детский сад – 31 человек; школьников младших классов, не обучающихся в школе и получающих питание – 32 человека; школьников, живущих в интернате, обучающихся в школе и получающих питание в детском саду -18 человек».13

Польские детские дома находились в ведении посольства Польши в СССР и, естественно, проводили политику воспитания детей в польском духе. В советском государстве, где образование и воспитание детей находилось под строгим идеологическим контролем, такое положение польских детских домов долго продолжаться не могло. 26 января 1943 года Совнарком СССР принял распоряжение № 1716-рс (буквы означали, что распоряжение было секретное) «О польских благотворительных учреждениях», согласно которому все учреждения и организации, созданные польским посольством на территории СССР, передавались в ведение советских органов. В соответствии с этим решением Кировский облисполком принял распоряжение от 12 февраля 1943 г. № 12-рс, которым обязал областной отдел народного образования принять в свое ведение оба польских детских дома.14

О том, как проходил прием Опаринского детского дома, рассказал Антони Гричайтис. 13 февраля 1943 года в п. Опарино приехал представитель облоно и потре бовал от него провести передачу детского дома в ведение облоно. Антони возражал, послал по этому вопросу телеграмму в посольство, в Куйбышев, но ответа не по лучил. На следующий день его пригласили к председателю Опаринского райисполкома, где были представитель облоно и начальник районного отдела НКВД. Гричайтису пришлось согласиться на требование властей, но в протоколе передачи детского дома он сделал оговорку, что передает, не имея никаких разъяснений от польского посольства.15

Деятельность польских детских домов в ведении облоно началась со смены их руководства. В распоряжении облисполкома «О польских благотворительных учреждениях» прямо говорилось: «Предложить совместно с начальниками районных отделов НКВД проверить состав обслуживающего персонала польских благотворительных учреждений, заменить несоответствующих лиц другими и срочно представить на утверждение подходящие кандидатуры из числа советских граждан на должность заведующих этими учреждениями».16

В связи с необычностью польских детских учреждений в облоно возникло много проблем, и 3 марта 1943 года заведующий облоно А.А. Письменский обратился с письмом к наркому просвещения РСФСР В.П. Потемкину: «Прошу дать указания по следующим вопросам:

О необходимости содержания в детском доме и интернате при детском саде детей, родители которых находятся в тех же селах или в пределах области.

О воспитательной работе с детьми польских граждан.

О возможности реорганизации этих детских учреждений, так как они со смешанным контингентом детей; возможна ли ликвидация Опаринского дет ского дома как малочисленного с передачей группы детей, не имеющих родителей, в местный детский дом».17

После получения необходимых разъяснений началась работа по приведению этих детских учреждений в рамки советской системы. О начале этой работы облоно 1 апреля 1943 года доложил председателю облисполкома П.П. Кокурину: «Облоно принял от польских представителей 2 детских учреждения: детский дом в п. Опарино и детский сад в п. Малая Дубровка Нагорского района. Состояние детских учреждений на сегодняшний день следующее:

Детский дом в Опаринском районе (детей 80, из них 14 приходящих):

1. Детский дом переведен в другое, более приспособленное помещение. Вместо сплошных нар, на которых раньше спали дети, оборудованы индивидуальные спальные места. Оборудована отдельная столовая, которой не было.

2. Дети были очень плохо одеты, совершенно не имели кожаной обуви, белье и платье сильно поношены. Облоно отпущено обмундирование на сумму 4783 руб. В настоящее время все дети получили новую кожаную обувь, новые костюмы, чулки, платья.

3.Детский дом укомплектован опытным руководящим и квалифицированным воспитательным персоналом. Облоно назначена новая заведующая детским домом и 2 воспитательницы.

4. Для проведения воспитательной работы дети разбиты на возрастные группы. С дошкольниками проводится плановая работа в самом детском доме, школьники посещают занятия в школе с 18 февраля 1943 года.

5. Питание детей, хотя и вполне удовлетворительное (дети получают, как и раньше, трехразовое питание, имеют сахар, масло, мясо, крупу), но за по следнее время несколько ухудшилось ввиду отсутствия импортных продуктов (сгущенное молоко, консервы)

6. Кроме приема детского дом, 7 детей были взяты родителями из детского дома, в настоящее время в Опаринском РОНО имеется много заявлений поль ских граждан с просьбой о зачислении детей в детский дом. Принято 12 человек.

Детский сад в Нагорском районе (детей 86, из них 35 детей ясельного и дошкольного возраста и 59 школьного возраста):

1. Пересмотрен состав работников детского сада, заменены более подготовленными работниками заведующий детским садом и воспитатель.

2. Из состава воспитанников детского сада исключены дети школьного возраста, которые обучаются в школе, для них организовано питание через сто ловую Леспродторга. В детском саду оставлены дети ясельного возраста в количестве 35 человек.

3. Организовано систематическое снабжение продуктами питания через Леспродторг. С целью обеспечения детей молоком Леспродторгом куплена и передана детскому саду корова. Питание детей после приема значительно улучшилось, дети получают качественное трехразовое питание в детском саду.

4. Проведена побелка помещения, приобретены кроватки для сна детей, заказана новая мебель.

5. Детскому саду отпущено детское белье, летняя обувь, белый материал, одеяла и кожаная обувь.

6. Детский сад нуждается в постельном белье и обуви, так как при приемке никакого мягкого инвентаря, одежды и обуви у воспитанников не было.

Оба детских учреждения в настоящее время находятся в лучших материально- бытовых условиях, чем до передачи.

Облоно осуществляет постоянный контроль над их существованием и работой.

Заведующий облоно Письменский».18

Работа польских детских учреждений действительно была взята под контроль, и им постоянно оказывали помощь. 14 мая 1943 года Кировский облисполком принял специальное распоряжение № 47-рс об этом, в котором говорилось: «Разрешить облторготделу (т. Морозову) выдать из принятого склада бывшего польского представительства в г. Кирове продукты и предметы обмундирования для польских детских домов Опаринского и Нагорского районов в количестве согласно прила­гаемому списку. Обязать облоно (т. Письменского) установить строгий контроль за хранением и правильным расходованием отпущенных продуктов и обмундирования. Заместитель председателя облисполкома Смирнов».19

Продукты и промтовары с бывшей польской базы получили директор Нагорского польского детского дома Рычкова Евдокия Михайловна и директор Опаринского детского дома Шох Екатерина Петровна (так подписаны официальные документы).20

В 1943 году обострились советско-польские отношения. После обнаружения следов Катынской трагедии (убийства тысяч польских офицеров в Катынском лесу под Смоленском) правительство Польши направило ноту правительству СССР. В ответ на это СССР разорвал дипломатические отношения с польским правительством. Однако проблема польских граждан в СССР оставалась, так как их проживало, по мнению разных историков, от 300 тысяч до 1,5 миллиона человек. В Наркомате торговли СССР было создано специальное управление по обеспечению граждан, эвакуированных (!) с Западной Украины и Западной Белоруссии. В его ведение перешли все бывшие польские базы, в том числе и в г. Кирове, которая осуществляла помощь всем польским гражданам и польским детским домам до самого конца своего существования. А всеми польскими детскими учреждениями стал заниматься Комитет по делам польских детей в СССР, созданный при Наркомпросе РСФСР 30 июня 1943 года. Новая организация согласно утвержденному положению занималась учетом польских детей, разработкой положений, методических пособий, учебников, созданием детской литературы на польском языке и т.п. Все польские детские дома стали контролироваться этим Комитетом.21

Все польские дети, проживавшие на территории области, были взяты облоно на учет, стали организовывать их обучение и воспитание. 29 сентября 1943 года заместитель заведующего облоно А.С. Ходырев доложил в облоно: «Пока в области организуется одна польская начальная школа в Нагорском районе, 3 отдельных класса — в средних школах в Опаринском и Нагорском районах с преподаванием на польском языке».22

8 декабря 1943 года Комитет по делам польских детей в СССР сообщил Кировскому облоно «для руководства установки по контрольным цифрам бюджета на 1944 год по созданию польских школ, детских садов и других учреждений»: детских садов-2 на 120 детей, школ-1 неполную среднюю на 210 детей, школ-интернатов-1 на 50 детей, детских домов-2 на 200 детей.23 В соответствии с этими установками 1 марта 1944 года был открыт польский детский дом в д. Даниловка Мурашинского района с количеством детей 60 человек.24

В январе 1945 года облоно осуществил проверку его деятельности и констатировал, что он размещен в неудовлетворительных условиях. «Здания, занятые детским домом для польских детей, разбросаны по поселку, недостаточны по площади, несколько детей спят по двое на одной кровати».25 По итогам проверки Мурашинский райисполком 16 января 1945 года принял специальное решение «Об улучшении работы польского детского дома», а 4 апреля заслушал вопрос об его выполнении. Было отмечено, что ситуация изменилась, детский дом обеспечен зерном, дровами, валенками.26

Нагорский польский детский дом, как писала историк В.М. Фоменкова, был закрыт в мае 1945 года.27 21 ноября 1945 года инструктор отдела школ обкома ВКП(б) Печенкина докладывала, что в области работает 2 польских детских дома: в д. Даниловка Мурашинского района (директор Шумилович) и в п. Опарино (директор Сушинская Г.А.).28

После окончания Великой Отечественной войны в соответствии с польско-советским соглашением от 6 июля 1945 года началось переселение польских граждан в Польшу. В мае 1946 г. поляки, жившие в области, организованно были отправлены на родину. Вместе с ними уехали и польские дети, а детские дома были закрыты.

В.С. ЖАРАВИН

1ГАКО Ф. Р-2169, оп.1, ед. хр. 639, лл. 137-138

2Документы и материалы по истории советско-польских отношений. М, Наука, 1973, т. VII, с. 265

3Там же с. 271

4ГАСПИ КО Ф. П-1290, оп. 8, ед. хр. 67, л. 40

5Там же л. 50

6Там же л.51

7ГАСПИ КО Ф. Р-6799, оп. 11, ед. хр. СУ - 12768, л. 80

8ГАКО Ф. Р-2342, оп.2, ед. хр. 48, л.21

9Там же ед. хр. 51, л. 4

10ГАСПИ КО Ф. Р-6799, оп.11, ед. хр. СУ - 12768, л. 97

11ГАКО Ф. Р-2342, оп. 2, ед. хр. 51, л. 5

12Там же л. 6

13Там же л. 12

14Там же Ф. Р-2169, оп.5, ед. хр. 38, лл.18-18об.

15ГАСПИ КО Ф. Р-6799, оп. 11, ед. хр. СУ-12768, л. 69

16ГАКО Ф. Р-2169, оп. 5, ед. хр. 38, л. 18

17Там же Ф. Р-2342, оп.2, ед. хр. 51, л. 3

18Там же лл. 14-14об.

19Там же ед. хр. 50, л. 7

20Там же лл.11-12

21Документы и материалы по истории советско-польских отношений, М, Наука, 1973, т. VII, с. 398-400

22ГАКО Ф. Р-2169, оп. 1, ед. хр. 808, л. 156

23ГАКО Ф. Р-2342, оп. 2, ед. хр. 50, лл. 35-36

24Там же Ф. Р-2169, оп. 1, ед. хр. 924, л. 113

25Там же ед. хр. 1064, л. 6

26Там же лл. 18-19

27 Фоменкова В.М. Варшава — Опарино// Кировская правда, 1993, 6 апр. (№ 41), с. 2

28 ГАСПИ КО, Ф. П-1290, оп. 12, ед. хр. 284, лл. 67-68

последнее обновление страницы: 2015-03-02

Valid XHTML 1.0 Strict Брейс, дизайн в кирове
Контактные линзы air optix aqua: акция в интернет-магазине Ochkov.Net. Не упустите свой шанс.