Уважаемые посетители, данный сайт БОЛЕЕ ОБНОВЛЯТЬСЯ НЕ БУДЕТ!
Будем рады видеть вас на новом сайте архива
print

карачаров Юрий григорьевич (р. 22 февраля 1928)

заведующий Партийным архивом Кировского обкома КПСС (апрель 1988- сентябрь 1991)

Заслуженный работник культуры РФ (1998)

Ю.Г. Карачаров

«В Государственном архиве социально-политической истории Кировской области мне довелось работать с 29 апреля 1988 года по 16 октября 1991 года, т.е. всего лишь три с половиной года.

Раньше это архивное учреждение смомента его возникновения именовалось Партийным архивом Кировского обкома КПСС, а в эпоху перемен с 1990-х годов ХХ века дважды меняло свое название. В марте 1991 года стало Центром документации новейшей истории Кировской области, позднее , в 2001 году, получило нынешнее название.

Итак, в апреле 1988 года я стал по решению бюро обкома КПСС заведующим партийным архивом. Признаюсь откровенно, что в то время новую должность воспринял без восторга, даже с обидой. Думал про себя: «Выгнали! Бросили! Вытеснили с любимой работы. Списали в архив... Ах, какой я несчастный! Никому я не нужен!...»

В представлении многих, кто совсем не знаком с архивным делом, архив – это какой-то длинный. полусгнивший, захудалый, заброшенный сарай или грязный мокрый подвал в старом здании, где хранятся огромные кипы негодных бумаг, валяются в куче или разбросаны по деревянным не тесанным полкам. Кругом пыль, мусор, паутина, мыши, крысы... А над этими кучами «плюшкинского» добра медленно шастают убогие серые старушки в черных сатиновых халатах и старых валенках и что-то записывают в свои амбарные книги.

Конечно, у меня лично представление об архиве не было столь примитивным и невежественным. Все-таки я как секретарь обкома КПСС был «куратором» партархива и не раз бывал в своих подведомственных учреждениях (не только в партархиве), видел, что там совсем другая обстановка, чем думают обыватели. Вместе с тем в моем понимании значение архива все равно было несколько приниженным, малозначительным, как сейчас говорят, неадекватным его истинному значению и роли.

Что касается , в частности, моего личного назначения на работу в архив, то я тоже был в корне неправ. Во-первых, с прежней работы никто меня «не выгонял», «не вытеснял», «не списывал». Каждому должно быть понятно, что у любого человека когда-то обязательно наступит момент, когда при определенном возрасте или по другим обстоятельствам, надо уступить дорогу молодым, посторониться, уйти на «заслуженный отдых» или взять рабочую ношу полегче, поменьше. Именно такой момент наступил тогда у меня.

Во-вторых, относительно «малозначительности», второсортности» что ли архивного дела я тоже был абсолютно неправ. Ах, как был неправ! Каким оказался наивным профаном, что недооценивал, пусть даже «про себя» благородное и чрезвычайно важное архивное дело! Это же большое счастье для любого – для молодого и человека в возрасте, для юноши и девушки, для ученого и студента трудиться в архивном учреждении! Сколько здесь прекрасных возможностей для творческого роста, для вдохновенного труда, для счастливых поисков, радостных открытий, познаний, полезных дел, как говорится для души и сердца!

Этот непродолжительный период моей архивной жизни я считаю одним из интереснейших и примечательных в моей биографии.

Перво-наперво я с большим интересом познакомился с содержанием основных фондов архивного учреждения – бесценного хранилища общественной памяти. Почти сразу же выявил такие документы, которые не были известны широким массам кировчан или давно забыты, но в данный момент, по моему мнению, представляли несомненный интерес, были актуальны. Появилась необходимость усилить публикаторскую деятельность. В «Кировской правде» появилась новая рубрика «Белые пятна в истории родного края», где мы стали публиковать материалы, рассказывающие о неизвестных или мало известных событиях в «биографии» Вятской губернии, а затем Кировской области. Так были опубликованы «Яранское дело марийских националистов» о репрессиях 1930-х годов против местной марийской интеллигенции, «Дело № 31393» об известном в свое время журналисте «Кировской правды» С.К. Шихове, документальный рассказ под заголовком «За что исключали из партии», «Сорок пятая... конференция» и другие.

Безусловно интерес читателей вызвали публикации «Л.Д. Троцкий в Вятке», «Приезд Г. Зиновьева в Вятку» и другие краеведческие статьи. Местное краеведение становится одной из популярных тем областной прессы.

Но самое главное, что удалось сделать после кропотливой, напряженной работы над документами, это издать книгу «Все равно буду жить! Документальный рассказ о жертвах сталинских репрессий в Кировской области». Книга вызвала оживленную дискуссию в местной прессе, так как затрагивала ранее, можно сказать, запретную тему.

Горжусь тем, что это была не только первая в области, но и одна из самых первых во всем регионе обобщающая работа о репрессиях, причем основанная на строго документальном местном материале. Книгой сразу же заинтересовались власти, краеведы, и особенно органы госбезопасности в соседних областях и республиках. Запросили книги из Перми, Свердловска, Ижевска, Горького (ныне – Нижний Новгород). Просьба была удовлетворена. По нашему примеру подобные исследования потом вышли отдельными изданиями в разных вариантах, насколько мне известно, во всех соседних регионах.

В заключение хочу высказать несколько замечаний. Успех любого архивного учреждения, естественно, зависит, в первую очередь от коллектива сотрудников. Мне в этом смысле повезло: в партахиве работали знающие, добросовестные, квалифицированные специалисты. Среди них - «профессор архивного дела» В.К. Лобастова, эрудиты П.А. Зыков, В.В. Леготин, И.Ю. Аристова, В.Д. Белобородова и др. Психологический климат был нормальный, царило уважительное доброжелательное отношение друг к другу. Вместе согласованно решали все производственные вопросы, чинили вечно протекающую крышу, благоустраивали территорию.

А когда наступили тревожные времена и власть в стране захватили так называемые ельцинисты-демократы, то каждый у нас тяжело переживал, волновался, тревожился не только за себя, за судьбу своего родного учреждения, но и за судьбу страны в целом. Нешуточный страх, предчувствие новых, теперь уже «демократических» репрессий особенно у нас возник тогда, когда однажды утром, придя на работу, мы обнаружили опечатанными все наши кабинеты. В то же врем были «захвачены» и опечатаны все кабинеты обкома КПСС и других его учреждений.

Позднее, когда страсти несколько улеглись и возобновилась работа архива, все равно настроение было уже совсем другим. Одолевали сомнения, тревоги, пропало желание идти «на работу как на праздник». После недолгих раздумий я решил для себя: не хочу и не буду служить новой, криминально, базарно-торгашеской власти даже в моем очень скромном качестве. И подал заявление об уходе.

Но и сейчас, спустя 17 лет, я считаю свой поступок обоснованным, правильным. Правда, с приходом В.В. Путина, обстановка в стране немного изменилась, но далеко еще не до конца. В то же время меня радует, что сейчас в моем родном архивном учреждении происходят добрые положительные перемены. Здесь работают молодые, образованные, квалифицированные специалисты. Пусть им всегда сопутствует удача!»

1 апреля 2008 г.

последнее обновление страницы: 2015-03-02

Valid XHTML 1.0 Strict Брейс, дизайн в кирове