Государственный архив социально-политической истории Кировской области

ПОПОВА НИНА ФИЛИППОВНА (Р.1939)

секретарь-машинистка Партийного архива Кировского обкома КПСС, дежурная бюро пропусков КОГКУ "Государственный архив социально-политической истории кировской области" (1968- 2008)

В партархив я пришла сорок лет назад 22 февраля 1968 года. До этого я работала в политехническом институте, но там не устраивал режим работы, потому что у меня был маленький ребенок. А в обкоме КПСС работала сестра, она и сказала о вакансии. Пришла поработать временно, а получилось – на всю жизнь.

Тогда архив только переехал в новое здание. Комсомольские организации из районов тогда везли часто необработанные документы, в россыпи. Инспектор ездила по районам, их учила, как нужно обрабатывать, но сотрудники работали не более года, и документы были в очень плохом состоянии, приходилось их обрабатывать в архиве, а мне – печатать описи. Это потом уже был строгий прием документов по графику и привозили их в обработанном состоянии. Тогда же начали перемещать дела из связок в коробки. Это была инициатива заведующего Шалаева Михаила Зотовича. Долго искали, какая форма коробок наиболее рациональна. Ездили в Горький, московские образцы смотрели, выбрали ленинградские, они нам лучше всех подходили. Дополнительные стеллажи устанавливали. Наш архив одним из первых был построен по ивановскому проекту. Потом уже в других областях учитывали погрешности проекта. И когда строили здание госархива на Карла Маркса, постоянно приходила директор Зоя Васильевна Подавалова, смотрела, чтобы не повторить наших ошибок, в том числе в устройстве машинного отделения. У нас оно расположено не очень удачно – слышен шум работающих кондиционеров.

В партархиве была очень строгая дисциплина: нельзя было долго разговаривать по телефону по личным вопросам, ходить без дела в другие кабинеты и т.д. Если руководитель заметит, что ты в чужом кабинете – сразу вопрос: «Вам что, делать нечего?» О бдительности все время вопрос поднимался. Даже когда уходили на обед, следили, чтобы на столах ничего не было, форточки закрыты.

А на обед ездили в обком партии. Там была хорошая столовая, а нам все равно каждый день требовалось бывать в обкоме: у нас и собрания все там проходили, и бухгалтерия там была, и нужно было туда разные документы возить. Нас включили в график отделов на обеды в обкомовской столовой. Приезжал за нами «Газик» и отвозил в обком. Хорошо было с санаторным обеспечением. По просьбе сотрудников выделялись путевки в санатории, причем, очень хорошие, ЦК партии, мы могли их получать каждый год. Нам их оплачивали 30%. Ездили в санатории и на юг, и на Кавказ и в среднюю полосу России. Во всяком случае, мне никогда отказов не было.

Часто работали на субботниках: убирали снег, около опорной стены прокапывали траншею, чтобы стена не портилась, мыли окна в хранилищах, ездили на строительство нового здания обкома, деревья садили около архива, газоны делали.

Обустраивались в новом здании. Все двери были изначально белыми из ДВП, при Алексее Тарасовиче Закалате их поменяли на буковые. При нем же шкафы новые поставили. В здании было очень светло, потом напротив дом построили и стало темнее, да и деревья выросли. Было так светло в приемной, что я шторки специальные закрывала, чтобы не отсвечивало.

1991 год был для нас самый стрессовый. Еще до путча нам говорили, что обстановка неспокойная, предупреждали об усиленной охране. Установили решетку металлическую у входной двери. Я дежурила в путч. Перед этим милицейский пост был снят, дежурили я и Светлана Андреевна Потапова. Дежурство было установлено и ночью. Меня должна была сменить Светлана Андреевна, но ее уже в здание не пустили. Когда нас пустили в архив, оказалось, что было полное безобразие с корреспонденций: никто ее не регистрировал, все письма были вскрыты, много запросов граждан тогда пропало...

Апрель 2008 г.

5
Попова Нина Филипповна