Государственный архив социально-политической истории Кировской области

Статистика 1930-х годов из «особой папки»

  17 январь 2017 » Публикации » Статьи и очерки

(документы Государственного архива социально-политической истории Кировской области)

Е.Н. Чудиновских

Межведомственная экспертная комиссия по рассекречиванию архивных документов при Губернаторе — Председателе Правительства Кировской области начиная с 1995 года ежегодно рассекречивает в Государственном архиве социально-политической истории Кировской области – бывшем Партийном архиве Кировского обкома КПСС все новые и новые документы, недоступные ранее пользователям. В последние годы были рассекречены дела «особой папки»1 за 1934–1945 годы. Среди наиболее интересных документов «особой папки» – докладная записка Кировского краевого управления народно-хозяйственного учета (КрайУНХУ)2 о естественном движении населения в крае на 1936 год на 10 листах с приложением трех схематических карт Кировского края, проиллюстрировавших выводы статистиков, и обсуждение этой докладной записки на закрытом заседании бюро Кировского крайкома ВКП(б) 14 апреля 1936 года.

Как мы знаем, в истории нашей статистики одна из самых темных страниц касается второй Всесоюзной переписи населения 6 января 1937 г. Полученная в результате переписи численность населения страны оказалась гораздо меньше ожидавшейся и даже меньше публиковавшихся оценок для прошлых лет. Теперь мы знаем, что она учла 162 млн. человек. Между тем, согласно последней оглашенной с высоких трибун и опубликованной тогда оценке население страны на начало 1934 г. составляло 168 млн., а на начало 1937 г. ожидалось не менее 170–172 млн. Если исходить из этих чисел, то при переписи недосчитались по крайней мере 8 млн. человек.

Как мы видим из рассекреченных документов, предварительные оценки статистиков, истинные показатели движения населения в стране в угоду политическим амбициям на местах замалчивались, поскольку Сталиным была предсказана закономерность быстрого роста населения при социализме. Но коллективизация, раскулачивание, высылка раскулаченных, массовое бегство крестьян из деревни, "разгрузка" и "очистка" от них городов и последовавший за тем страшный голод 1933 г., а также репрессии, становившиеся массовыми, вызвали не рост населения, а демографическую катастрофу.

КрайУНХУ представил на бюро крайкома ВКП(б) не только текущий обзор движения населения в крае, а еще и сравнил данные последних лет с дореволюционными статистическими материалами. И что же получилось? А получилось, что естественный прирост населения в дореволюционной России был 15–16 человек на 1000 населения в год по Вятской губернии, а в целом по России – 16–17 человек, в то время как в 1933–1934 годах по Кировскому краю составил всего 7 человек на 1000. Также было прослежено, что в крае из года в год идет сокращение рождаемости и катастрофическое падение естественного прироста населения. Самыми неблагополучными были названы Яранский и Салобелякский районы с отрицательными значениями естественного прироста населения. Далее шли Котельничский, Нолинский, Санчурский, Свечинский, Халтуринский районы с незначительным естественным приростом. Высокой оставалась и детская смертность. В докладной записке указывается, что в 1931 году детская смертность по сельским местностям составляла 329 умерших на 1000 родившихся, в то время как в 1903 году составляла по уездам 310 умерших на 1000 родившихся. Далее следует тенденция к незначительному уменьшению детский смертности, хотя в дальнейшем она остается довольно высокой: в 1935 году – 243 человека на 1000 родившихся. Причем, положение на селе рисовалось намного менее благополучным, чем в городе.

Причинами неблагополучия районов статистиками были названы: недород 1933–1934 гг.; заболевания эпидемического и неэпидемического характера, явная недостаточность обслуживания населения врачебной помощью (в Свечинском районе в 1934 году на одного врача приходилось более 44000 человек, в Санчурском — около 24000 человек, в Куменском, Кичминском совершенно не было врача), а также плохая работа по организации колхозных ясель. Статистики предположили, что «путем осуществления несложных санитарных мероприятий, расширения и улучшения лечебно-профилактической работы, улучшения жилищных условий, в первую очередь, колхозников, большего внимания к делу выращивания деревенских детей — смертность может быть снижена».

Подписал докладную записку начальник Кировского краевого управления нархозучета В.Ф. Коняхин3.

Первый секретарь Кировского крайкома партии Абрам Яковлевич Столяр4 на закрытом заседании бюро крайкома ВКП(б) определил большое политическое значение обсуждаемого вопроса, указав, что он «непосредственно связан со всей политикой партии и ее результатами в деле подъема материального благосостояния населения».

Приведенные показатели на бюро были названы «не соответствующими действительности и клеветой на советский строй». Трижды порочной и даже жульнической статистикой были названы и дореволюционные данные Министерства внутренних дел, приведенные в докладной записке.

Абрам Яковлевич потребовал коренной проверки таких данных, а также призвал присмотреться к работе КУНХУ, с тем чтобы предупредить и исключить повторение подобных случаев, хотя в заключение и признал, что в крае действительно неблагополучно с целым рядом показателей: детской смертностью, наличием эпидемических заболеваний.

Коняхину Виктору Федоровичу еще не раз вспомнили ту докладную записку, указав, что «такие выводы могут делать только буржуазные экономисты». Как он сам писал, его «крепко проработали на пленуме обкома ВКП(б) и городском партактиве».

Шло время, но история не забылась. Вновь вспыла эта докладная записка в 1938 году, став вещественным доказательством «вредительской работы по линии УНХУ». Тогда была арестована группа статистиков по обвинению в принадлежности «к антисоветской организации, по заданию которой они вели вредительскую работу в УНХУ» (ст. 58-8, 58-11). Судили их выездной сессией Военного Трибунала Уральского военного округа 15 июня 1939 года. Тогда на суде обвиняемые отказались признать обвинения в свой адрес. А в отношении приводимой нами докладной записки Виктор Федорович показал: «Тут фигурирует докладная записка о рождении и смертности населения Кировской области. Я сразу сказал Столяру, что докладную записку не просматривал, цифры в докладной записке были правильные, а за писанину в ней я не отвечаю и не был с ней согласен, что ставится мне в вину. Мне некогда было исправлять текст этой записки. Столяр просил срочно дать эту записку на закрытое заседание бюро обкома партии и больше эта докладная записка нигде не фигурировала...» По 58-й статье статистики были в тот день оправданы.

Однако Коняхин Виктор Федорович был осужен на 5 лет исправительно-трудовых лагерей по ст. 182 ч. 1 за незаконное хранение оружия. В феврале 1940 г. мера наказания снижена до 1,5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года.

Не прошло и года с написания докладной записки, как выкладки статистиков были подтверждены проведенной переписью населения, выводы которой, как и предлагаемые вашему вниманию документы, более полувека от того же населения скрывались в деле с грифом «Совершенно секретно».

 

№ 1

Докладная записка Кировского краевого управления народно-хозяйственного учета в Кировский крайком ВКП(б)

«О естественном движении населения в крае»

 

11 апреля 1936 г.

Настоящая записка о естественном движении населения в крае составлена по следующим материалам:

а) с 1935 года – по сельским местностям на основании данных регистрации актов гражданского состояния (сводка актов по месту регистрации того или иного акта, а не по месту постоянного жительства того или иного лица, к которому относится акт; разница заключается в том, что сводка актов по месту жительства является более точной);

б) с 1935 года – по городским поселениям на основании данных разработки актов гражданского состояния (по месту постоянного жительства граждан, чьи акты регистрировались), а об умерших детях до 1-го года в этом году — по регистрации;

в) сведения за 1930–1934 гг. даны тоже по месту постоянного жительства граждан, чьи акты зарегистрировались, по территории края без территории, одинаковой с годами 1930–1934, т.е. без четырех районов Свердловской области5;

г) сведения за довоенные годы взяты преимущественно в границах бывш.[ей] Вятской губ.[ернии] из следующих источников: обзор Вятской губ.[ернии] за 1913 год, издания Центральн.[ого] Стат.[истического] Комитета Мин.[истерства] Внутр.[енних] Дел, книга [В.А.] Танаевского «Вятско-Ветлужский край»6;

д) сведения о естественном движения населения по СССР в целом и по отдельным капиталистическим странам – из справочника ЦУНХУ СССР за 1935 год и газ.[еты] «Правда» тек.[ущего] года.

Из всех этих материалов предварительными являются данные регистрации актов гражд.[анского] состояния за 1935 г. по сельским местностям и регистрация смертности детей до 1 года в городских местностях.

Перечисленные материалы дают возможность сделать некоторые общие выводы относительно естественного движения населения в крае за 1935 год.

Необходимо рассмотрению цифр периода последних лет предпослать справку о естественном движении населения на территории края или, вернее, большей его части в довоенные и послевоенные годы7.

Местный краевед [В.А.] Танаевский («Вятско-Ветлужский край», издан.[ие] «Плановое хоз-во», 1929 г. 41 стр.) пишет:

«Из числа 50 губерний Европейской России в период времени 1868 – 1898 гг. лишь 11 губерний имели рождаемость более высокую, чем по Вятской губ. (преимущественно губернии Центрально-Черноземного района); остальные 38 губерний значительно уступали Вятской, где рождаемость определялась в 5,3 на 100 жителей против 4,83 по 50 губ. Европейской России в среднем. В то же время смертность по Вятской губернии, выражавшаяся в 3,96 на 100 жителей, заметно превышала смертность по Европейской России в целом — 3,42 на 100 [жителей].

В результате естественный прирост населения Вятской губ. оказывался ниже среднего прироста по Европейской России – 1,35 на 100 против 1,41...»

«За время от 1897 по 1914 гг. население на территории всего Союза8 увеличилось на 32,1%, а на территории Вятско-Ветлужского края – только на 18,5%.

За последние годы после революции, в связи с изменением экономических и культурных условий, и рождаемость, и смертность в крае понизилась. Для 1923 г. по Вятской губ. (в новых границах)9 рождаемость определялась уже в 4,21 на 100 (вместо 5,31 в конце XIX столетия), что почти совпадает со средней по 51 губернии РСФСР (4,22), смертность за 1923 г. измерялась в 3,11 на 100 против средней смертности в РСФСР — 2,99.

Выравниваясь в отношении рождаемости с общероссийской средней, Вят.[ско]-Ветлуж.[ский] край по размерам смертности выделяется, однако, и теперь, как один из наименее благополучных районов в стране».

Эта характеристика естественного движения населения в прошлом подтверждается статистикой царского Министерства Внутр.[енних] Дел. В предвоенные годы в Вятской губ. по данным этого Министерства естественное движение населения выглядело так:

 

 

на 1000 человек населения

 

Годы

Рождаемость

Смертность

Естественный прирост

50 губ. Европейской России

 

1910

44,1

30,0

14,1

1911

43,7

26,7

17,0

1912

42,7

26,0

16,7

Вятская губ.

1910

54,1

38,7

15,4

1911

52,7

36,0

16,7

1912

48,6

36,0

12,6

1913

49,4

35,8

13,6

 

Естественное движение населения в крае за ряд последних лет представляется в следующем виде:

 

Годы

Среднее населе-ние

(в тыся-чах)

Число родив-шихся

Число умер-ших

Естест-венный при-рост

На 1000 человек приходится

рож-дений

смертей

естеств. прирост

1930

2329

98929

66902

32027

42,5

28,7

13,8

1931

2301

102595

71922

30673

44,6

31,3

13,3

1932

2227

98397

60245

38152

44,2

27,1

17,1

1933

2179

93741

78097

15644

43,0

35,8

7,2

1934

2230

87984

70550

17434

39,5

31,7

7,8

1935

2246

87925

63067

24858

38,8

28,1

10,7

 

Из этих данных периода 1930–1935 гг. следует, что:

а) размеры рождаемости и смертности населения в крае в этом периоде по сравнению с предвоенными годами уменьшились,

б) естественный прирост населения в крае в 1930, 1931 и 1932 г.г. неуклонно возрастал по отношению довоенного уровня (1913 г.),

в) резкое понижение естественного прироста населения в крае относится к 1933 году, но

г) 1934 и 1935 гг. в отношении 1933 года уже дают неуклонное погашение естественного прироста населения.

Естественное движение отдельно по городским и сельским местностям в периоде 1930–1935 гг. выражается в следующих цифрах:

 

 

 

Годы

Среднее насе-ление в тыся-чах

Число рож-дений

Число умер-ших

Естеств. прирост

На 1000 населения

роди-лось

умер-ло

естеств. при-рост

Города

1930

163

4688

3679

1009

27,9

21,6

6,3

 

1931

178

5463

4560

903

30,7

25,7

5,0

 

1932

192

6284

4682

1602

32,7

24,4

8,3

 

1933

198

4923

5308

-385

24,8

26,7

-2,1

 

1934

207

4631

4658

-27

22,4

22,5

-0,1

 

1935

221

6108

5155

953

27,6

23,9

23,3

17,7

4,3

+6,2

Село

1930

2161

94241

63223

31018

43,6

29,3

14,3

 

1931

2123

97132

67363

29770

45,8

31,8

14,0

 

1932

2035

92113

55563

36550

46,3

27,3

18,0

 

1933

1980

88818

72789

16029

44,8

36,7

8,1

 

1934

2023

83353

65892

17461

41,2

32,6

8,6

 

1935

2025

81817

57912

23905

40,4

28,6

11,8

 

Обращает на себя внимание:

а) относительно меньший объем естественного прироста населения в городах (за счет меньшей рождаемости и меньшей смертности);

б) упадок естественного прироста населения в 1933 году; этот упадок произошел в сельских местностях за счет небольшого снижения рождаемости и большого увеличения смертности; в городских местностях естественный прирост в 1933–1934 гг. совершенно отсутствовал, причем 1934 год по отношению к 1933 году дает все же довольно большое сокращение смертности;

в) 1934 г. на селе (основная причина — сокращение смертности), а 1935 год в городе (основная причина – увеличение рождаемости) уже дает довольно значительный переход к приросту населения.

Детская смертность в Вятской губ. в 1908 году достигала следующих размеров:

 

 

Родилось

Умерло детей

до 1 года

На 1000 родившихся умерших до 1 года

Города

3996

1047

262

Уезды

177006

51493

310

Итого

181002

52540

290

 

В последующие годы детская смертность в Кировском крае характеризуется следующими цифрами: в 1935 году всего родилось 87925 чел. Умерло детей до 1 года 21204. На 1000 рождений, следовательно, приходится умерших до 1 года – 243,1. По городским поселениям детская смертность за последние 6 лет достигает таких размеров:

 

Годы

Родилось

Умерло детей

до 1 года

На 1000 родившихся умерших до 1 года

1930

4688

935

199,4

1931

5463

1181

216,2

1932

6284

1299

206,7

1933

4923

1298

263,7

1934

4631

908

196,1

1935

6108

1151

188,4

 

В сельских местностях края детская смертность за последние шесть лет характеризуется следующими данными:

 

Годы

Родилось

Умерло детей

до 1 года

На 1000 родившихся умерло детей

до 1 года

1930

94241

30906

327,9

1931

97132

31957

329,0

1932

92113

24153

262,2

1933

88818

27734

312,0

1934

83353

24026

288,2

1935

81817

20053

245,1

 

Сравнение детской смертности в быв. Вятской губ. и в Кировском крае показывает значительно меньшие размеры ее в крае, нежели в царской Вятской губ. при ярко выраженной тенденции к дальнейшему ее сокращению.

Хотя 2 года за последние шесть лет в сельских местностях давали повышение детской смертности (1931 г. до 329 умерших до 1 года на 1000 родившихся, 1933 год – до 312), в городских местностях только один 1933 год дал повышение коэффициента до 263,7, т. е. достиг уровня обычного для Вятской губ. в царское время.

Несмотря на наличие отрицательных колебаний в естественном движении населения края, главным образом, в 1933 году, в крае имеется ряд положительных моментов, являющихся прямым результатом осуществления генеральной линии партии в реконструкции народного хозяйства, в деле улучшения материально-бытового положения трудящихся.

Как было указано выше, в довоенное время край был далеко не благополучным по смертности населения; это неблагополучие также продолжалось в значительно смягченной форме и ряд лет после революции. Тем не менее, из годов подрывной работы кулачества и подкулачников, дезорганизовавших сельскохозяйственное производство, при наличии совсем недавно действовавшей исторически сложившейся тенденции повышенной смертности населения край вышел с ускоренным темпом прироста населения.

В СССР коэффициент рождаемости по большинству краев и областей в 1935 году колебался в пределах 35–50 рождений на 1000 чел. населения; край в 1935 году имел коэффициент 38,8. В крае смертность из года в год снижается — коэффициенты за 3 последних года мы имеем такие (смертей — на 1000 чел. населения):

1933 год — 35,8;

1934 год — 31,7;

1935 год — 28,1.

Если сравнить размер естественного прироста населения края в 1935 году с некоторыми капиталистическими странами, то получается, что на 1000 чел. населения естественного прироста

Кировский край — 10,7;

Германия — 6,2;

Финляндия — 4,5.

Даже в наиболее неблагоприятном для края 1933 году его естественный прирост значительно выше ряда капиталистических стран. Естественный прирост в 1933 году выражался в таких размерах:

в Англии и Уэльсе10 – 2,1;

в Германии – 3,5;

во Франции – 0,5;

в Кировском крае – 7,2.

Чрезвычайно положительным явлением в естественном движении населения является сокращение смертности детей до 1 года, объем которой, как было указано выше, был очень велик в быв. Вятской губ., а в 1930–1931 и 1933 гг. и в современных сельских местностях. Это сокращение детской смертности видно из следующего сопоставления:

 

 

 

На 1000 родившихся умерших детей

до 1 года

Города

 

в быв. Вятской губ.

в 1908 году

262

в Кировск.[ом] крае

в 1935 году

204,5

Села

в быв. Вятской губ.

в 1908 году

310

в Кировск.[ом] крае

в 1935 году

242,5

 

В городах и рабочих поселках 1935 год дает рост рождаемости.

На 1000 чел. населения рождений в 1934 г. – 22,4, а в 1935 году – 23,9. Наряду с этим общая смертность в городах и рабочих поселках снижается от 22,5 на 1000 чел. насел.[ения] в 1934 году до 17,7 – в 1935 году.

Естественный прирост населения в 1935 году в городах и рабочих поселках края представляется в следующем виде: по всем горпоселениям он достигает 6,2 (на 1000 чел. насел.[ения]), а в отдельных промышленных центрах края уровень естественного прироста значительно выше этого среднего, что видно из следующего перечня (сравнительно с промышленными центрами СССР):

 

Кировский край

Естеств. прирост

Промышленные центры СССР

Естеств. прирост

Города

 

 

 

Слободской

14,0

Магнитогорск

31,2

Воткинск

13,3

Макеевка

23,5

Омутнинск

11,2

Кривой Рог

23,4

Рабочие поселки

 

 

 

Мураши

18,9

Горловка

22,9

Зуевка

17,1

Анжеро-Судженск

21,9

Аркуль

11,8

Енакиево

20,9

Пос. гортипа

 

 

 

Верхнекамские фосфориты

32,7

Ленинск-Кузнецк

20,2

Вахруши

23,8

Запорожье

20,0

Камбарка

23,5

Керчь

19,8

Кирс

16,0

Нижний Тагиль*

19,5

Черная Холуница

12,9

Лысьево

18,5

Климковка

12,1

Сталино

17,2

 

 

Баку

17,1

 

Из этого сопоставления видно, что в ряде случаев естественный прирост в городах и рабочих поселках достигает уровня промышленных центров СССР, в других случаях он менее велик.

В Удмуртии естественное движение населения в 1935 году характеризуется таблицей (сравнительно с краем):

 

На 1000 чел. населения

 

Родившихся

Умерших

Естеств. прирост

Край без УАССР

38,8

28,1

10,7

УАССР

45,0

26,5

18,5

 

 

 

 

в том числе

- городские поселения:

 

 

 

Край без УАССР

27,6

23,3

4,3

УАССР

37,3

21,6

16,3

- сельские местности:

 

 

 

Край без УАССР

40,4

28,6

11,8

УАССР

46,7

27,7

19,0