Государственный архив социально-политической истории Кировской области

СЫН ПОТОМСТВЕННОГО ПОЧЕТНОГО ГРАЖДАНИНА

  22 декабрь 2016 » Публикации » Статьи и очерки

(О судьбе А.С.ЛЕБЕДЕВА)

В. Жаравин

Семья Лебедевых. Слева направо: Надежда, Николай, Сергей Васильевич, Василий, Елена, Александр. Кукарка. 1914 г. Фонд пользования

Тема "Послеоктябрьская (1917) судьба вятского купечества" в исторической науке еще не изучена. Главной причиной этого является почти полное отсутствие источников в кировских архивах. В документах советского периода сохранились лишь случайные упоминания о вятских купцах. Но даже имеющиеся документы позволяют сделать вывод, что судьба купцов и их детей чаще всего была трагична. Постараемся показать это на судьбе одного человека - Александра Лебедева, видного деятеля в области культуры в первые десятилетия XX века.

Слобода Кукарка, где родился Александр, расположена географически очень удобно: на слиянии рек Пижмы и Вятки - и на протяжении всех 4-х веков своей истории славилась торговлей. На Кукарскую пристань свозились хлеб, лён, лес и другой товар со всего Яранского уезда, а дальше кукарские купцы везли товар или вверх по Вятке к губернскому городу, или вниз по течению; к Казани, Нижнему Новгороду и далее. Именно от торговли богатела Кукарка. К концу XIX века её главную улицу Казанскую украшали многочисленные двухэтажные каменные особняки кукарского купечества. Несколько домов было Сергея Васильевича Лебедева (1862-1914).

По бытующей в семье потомков Лебедевых легенде, С. В. Лебедев служил приказчиком у богатого лесопромышленника Ивана Лукьяновича Бердникова, отличался умом и сметкой и вскоре стал его правой рукой, а затем и зятем, женившись на его дочери Павле. В «Памятной книжке Вятской губернии на 1870 год» есть сведения об И. Л. Бердникове: «Яранский купец 2 гильдии, занимается лесопромышленностью»1-. Сергей Васильевич унаследовал состояние тестя и значительно его приумножил.

Однако в Кукарке он отличался в первую очередь не своим богатством, а общественной активностью, готовностью пожертвовать на благое дело, образованностью и внутренней культурой. На протяжении 25 лет он избирался церковным старостой Кукарской Спасской церкви. Этот своеобразный юбилей широко отмечался в Кукарке в 1911 году, и газета "Вятская речь" поместила пространную статью об этом событии. Почтить С. В. Лебедева в Кукарку специально приезжал преосвященный Филарет, епископ Вятский и Слободской, и "совместно с приходом молил Жизнедателя о долгоденствии юбиляра и о даровании ему сил продолжить почетное служение на долгие годы."2

Все собравшиеся отмечали добросовестное отношение Сергея Васильевича к своим обязанностям, его бескорыстие: "...за 26 лет службы г. Лебедев вложил на нужды церкви из своих средств целое состояние».3 Запомнился он современникам и своей заботой о Кукарской женской гимназии, попечителем которой он был многие годы, материально помогая бедным гимназисткам. После его смерти для увековечивания памяти о С.В Лебедеве было решено основать стипендию его имени для гимназии и выплачивать её с процентов купеческого капитала».4 За заслуги перед обществом Сергей Васильевич был удостоен звания потомственного почетного гражданина Кукарки.

В семье Лебедевых было пятеро детей: Александр, Николай, Елена, Надежда и Василий. Судьба всех их после 1917 года сложилась не очень счастливо, но особенно трагична судьба Александра Сергеевича Лебедева (1888-1937), старшего в семье.

Саша получил хорошее образование. Он учился в Вятской, а потом в Казанской гимназии, слушал лекции в Казанском университете на физико-математическом факультете, закончил Петербургский (Петроградский) университет, юридический факультет.

Еще в детстве он увлекся собирательством, коллекционировал монеты, бумажные деньги, предметы старины. Его коллекции часто называли домашним музеем. Особенно его влекла археология. В Казани он познакомился, а вскоре и подружился с известным археологом П. А. Пономаревым, под влиянием которого произвел археологические раскопки Пижемского городища. Отчет о них гимназист Саша Лебедев представил в Казанское Императорское общество археологии, старины и этнографии.

По предложению П. А. Пономарева на собрании общества 25 ноября 1907 года Александр рассказал о своих раскопках, представил находки. Ученые очень тепло приняли сообщение молодого археолога. По решению совета общества работа А.С. Лебедева была опубликована в 1908 году в "Известиях Казанского Императорского общества археологии, истории и этнографии" (6-й выпуск ХХШ тома) и распространялась отдельной брошюрой5. Так Александр Лебедев получил известность в научном мире России.

Летом 1908 года он приезжал в Вятку и подарил один экземпляр своей книги "Пижемское городище" Вятской ученой архивной комиссии. В "Трудах ВУАК" за 10 июля 1908 года (журнал N 78) сообщалось, что Лебедевым, кроме своего труда, были переданы еще "Протоколы общих собраний и заседаний Казанского, общества археологии, истории и этнографии" за 1907 год, в которых находились одобрительные отзывы о раскопках Пижемского городища. Было постановлено: "Благодарить г. Лебедева за доставленные им издания и сдать их в библиотеку, А. С. Лебедева иметь в виду как будущего сотрудника комиссии в его работах.»6

Александр всерьез занимался археологией: участвовал в работе комиссии по изучению Казанской губернии в археологическом отношении. В 1909 году он ездил в Кострому, на очередной археологический съезд, где был избран его секретарем, а председателем съезда был также вятчанин А. А. Спицын.

Тем же летом А.С. Лебедев совершил еще одну поездку - в Саратов, где знакомился с деятельностью местной ученой архивной комиссии. "После этой поездки постепенно зревшая мысль о создании на родине местного общественного музея теперь окончательно сформировалась и результатом этого явилось систематическое собирание с этих пор коллекций и книг для предполагаемого Кукарского музея.»7

Горячо поддержал желание Александра профессор Казанского университета П. И. Кротов, вятчанин по происхождению. Он предложил не ограничиться музеем , а создать просветительное учреждение, которое он назвал "Образовательное общество" и принял участие в разработке Устава. С этой идеей А. С. Лебедев приехал в Кукарку, где его поддержали местные жители. Кукарские купцы стали членами-учредителями Кукарского образовательного общества, которое официально начало свою деятельность с 1 января 1910 года. С разъяснением задач общества А. С. Лебедев выступил в газете "Вятская речь", где он одной из главных задач назвал распространение среди населения Вятской губернии серьезных научных знаний"8.

Для руководства обществу было избрано правление: председателем стал врач П.П. Бильтюков, членами заведующий Суводской лесной школой Н. А. Лопатин, учитель городского училища А. А. Леушин, купцы С. В. Лебедев, П. С. Родыгин и Д. Д. Якимов.

При обществе чуть позднее были открыты музей и библиотека. В основу музея легли личные коллекции А.С. Лебедева, переданные им безвозмездно. Библиотека комплектовалась исключительно на пожертвования, много книг подарили С. В. и А.С. Лебедевы: только в 1910 году они передали более 300 книг, были дары и в последующие годы. Впоследствии библиотекарем стал купец П.Н. Носов, передавший обществу всю свою богатую личную библиотеку.

Для создающегося музея С. В. Лебедев передал небольшое каменное здание в две комнаты, сохранившееся до сих пор, правда, к нему сделали пристройки.

Кукарское образовательное общество существовало исключительно за счет местных купцов, которые время от времени проводили подписки в его пользу. В состав его входило до 250 членов. С позиций сегодняшнего дня, анализируя состав членов общества, приходишь к выводу, что, видимо, быть членом Кукарского образовательного общества считали для себя за честь все видные ученые того времени, связанные с Вятским краем происхождением или научными интересами. Это — А. А. Спицын, Д.К. Зеленин, Н. Е. Ончуков, П. И. Кротов, А. К. Круликовский, П. А. Пономарев и многие другие.

Общество проводило научные экспедиции: археологические, геологические, этнографические; издавало свои годовые отчеты и научные труды; развивались музей и библиотека, в которую входил и архив, где в частности, были и документы Кукарского удельного приказа 1-й половины XIX века.

Александр Лебедев не забывал свое детище. Ежегодно зимой и летом он приезжал в Кукарку, активно включался в дела Общества: решал вопросы с помещением, организовывал экскурсии и экспедиции, читал лекции. В 1913 году организовал "в целях объединения местных художников и фотографов на почве искусства"9 художественно-фотографическую секцию, чья деятельность привела к созданию в Кукарке музея искусства и старины, т. е. А. С. Лебедев был организатором двух музеев в Кукарке: краеведческого и художественного, если применить современные термины. С марта 1916 года Лебедев стал бессменным председателем Общества, даже не живя в Кукарке.

Однако Лебедев жил не только кукарскими интересами. Его очень увлекла идея краеведения, или, как говорили в то время, родиноведения. Он изучал постановку этого дела во многих регионах России, но особенно его поразила Финляндия. О финском опыте изучения родного края он рассказал студентам и преподавателям Петроградского университета, издав книгу М. Тальгрена "Родиноведение в Финляндии," подготовил к изданию его же работу "Областной музей в Финляндии". Изучив опыт родиноведения в России, А. С. Лебедев пришел к убеждению, что в каждом губернском центре должен создаваться региональный орган по изучению местного края.

В Вятке 1910-х годов родиноведением занимались Вятская ученая архивная комиссия, публичная библиотека, музеи. Все они были разные. Музеи того времени страдали из-за отсутствия помещения. В марте 1916 года газета "Вятская речь" выступила с предложением разместить все музеи города Вятки и общественные организации в пустующем доме купца Т. Ф. Булычёва, переданном для инвалидов войны.10 Идея была очень привлекательна, соответствовала взглядам Александра Лебедева, давно вынашивавшего что-то подобное. Он незамедлительно откликнулся, поместив в двух номерах газеты большую статью "Дом Инвалидов - Дом Науки, Искусства и Общественности"11. В ней были даны конкретные предложения об использовании Дома инвалидов и создании там Центра по родиноведению. Вятское общество поддержало предложение А. С. Лебедева, и в 1917 году решением 59-й экстренной сессии губернского земского собрания здание было передано земству для размещения Дома Науки, Искусства и Общественности. Александр Лебедев в 1917 году закончил университет и был приглашен в земство на службу с целью создания в Вятке общегубернского музея. Он служит заведующим внешкольным образованием сначала Яранского уездного, а затем Вятского губернского земства, занимаясь по должности библиотеками, музеями, театрами, воскресными школами, народными университетами и т. п.

После установления Советской власти А. С. Лебедев работает заведующим отделом внешкольного образования ГубОНО, занимаясь теми же вопросами, что и до революции. Однако обстановка изменилась кардинально: если в 1917 году приходилось думать о развитии культуры, то в 1918 - о её спасении и сохранении. Характерным является циркулярное письмо, направленное в уезды А. С. Лебедевым в марте 1918 года: "Нужна борьба для охраны уцелевших культурных ценностей всех любящих свой край граждан, борьба с растущей анархией может спасти нашу родину от окончательной гибели". 12

Известны и конкретные факты участия Лебедева в спасении библиотеки купцов Сениловых (сейчас книги из этой библиотеки находятся в отделе искусства областной библиотеки им. А. И. Герцена), коллекции купцов Кардаковых (хранятся в областном краеведческом музее).13 Именно А.С. Лебедев стоял у истоков создания архивной службы Вятской губернии - Кировской области, движения по охране памятников.

В 1918-1922 гг. он руководил губернской библиотекой им. Герцена, являясь председателем (последовательно) Совета директоров, просто Совета и Попечительного совета. При Лебедеве библиотека приобрела статус научной, стала получать обязательные экземпляры книг, значительно пополнилась за счет библиотек ликвидированных учреждений, частных книжных коллекций. К работе в библиотеке Лебедевым были приглашены специалисты Е.В. Гогель и А.В. Паллизен из Петрограда, профессор Оттокар из Перми, вятчане И. М. Осокин, Н.А. Спасский и др., благодаря чему библиотека была поднята на высокий уровень.

Осенью 1918 года благодаря усилиям А.С. Лебедева в Вятке были открыты музей искусства и старины, губернский музей местного края и естественнонаучная лаборатория с ботаническим садом - своеобразный музей природы.

Однако лично для Александра Лебедева приход новой власти не принес ничего хорошего. В Кукарке на всех купцов, в том числе и на фирму "Торговый дом "Наследники С. В. Лебедева", возглавлявляемую братом Николаем, сначала наложили контрибуцию, потом стали отбирать имущество: национализировали принадлежавший им синематограф, жилые дома.14 В Вятке к руководству всеми учреждениями пришли новые люди, как правило, с церковно-приходским образованием рабоче-крестьянского происхождения. Александр Лебедев для них был человеком из старого мира, поэтому взаимопонимания не было. В октябре 1918 года А.С. Лебедев ушел из ГубОНО на должность директора музея местного края. Однако и там ему не дали развернуться. В 1919 году в связи с приближением войск Колчака все учреждения культуры Вятки эвакуировали в Москву, а после возвращения из эвакуации ящики с экспонатами музея местного края свезли во флигель бывшего реального училища, где до революции был музей, туда же привезли экспонаты Трифоновского церковно-археологического музея. Все попытки А. С. Лебедева получить какое-нибудь здание для музея были тщетны. Давались только обещания, которые не выполнялись.

В 1919-1921 годах А. С. Лебедев много сделал для становления музейной сети губернии. Он оказывал методическую помощь возникающим музеям, организовал курсы подготовки музейных работников, выпускал бюллетени областного музея местного края. В 1921 году он представлял Вятскую губернию на первом съезде краеведов Урала, преподавал в Вятском пединституте, читая лекции по археологии и музееведению15. Во всех делах Александр Лебедев проявлял самостоятельность, на все имел свое мнение. Все это не нравилось заведующему губОНО Оттану Бему, недоучившемуся студенту Киевского университета, на волне гражданской войны заброшенному в Вятскую губернию, вступившему здесь в партию большевиков и сделавшему очень хорошую карьеру: один год он работал в Глазовском уездном, два года в губернском отделе народного образования, а затем уехал в Москву, где стал заведующим отделом в Наркомпросе РСФСР.16 Как показывают документы губОНО, О. Л. Бем добросовестно проводил политику партии, был на хорошем счету у властей. С А.С. Лебедевым конфликт возник вскоре после того, как Бем стал его непосредственным начальником: Александр был слишком самостоятельным. А. С. Лебедев был обвинен в развале музея местного края, нежелании открывать его для посетителей и уволен с работы. В пространном объяснительном письме в Наркомпрос, который выступил с категорическим протестом против увольнения, 0. Л. Бем писал об А. С. Лебедеве как о человеке, чуждом советской власти. 17

Александр вынужден был переехать в Пермь, где жили родители жены, работал там директором областного краеведческого музея, сумел много сделать для развития музея и пермского краеведения. Об этом подробно написано в книге об истории музея, вышедшей в Перми.18 Однако и пермский период жизни А. С. Лебедева закончился трагически. Местная газета "Звезда" выступила с серией из пяти статей под рубрикой "Букет бывших в Пермском госмузее», где А.С. Лебедев подвергся острой критике за то, что принял на работу многих ученых - преподавателей и профессоров Пермского университета с дореволюционным стажем. Газета писала: "В руках чуждых элементов Пермский музей превратился в прямого пособника частному капиталу. Немедленно нарушить кладбищенский покой музейного благополучия, поставить его на службу революции.19 Также Александр был обвинен в том, что скрыл свое купеческое происхождение.

В 1928 году Лебедев уехал в Свердловск, где работал в музее, а в 1935 году основал ботанический сад и стал его первым директором. 20

Жизнь А. С. Лебедева оборвалась в 1937 году, когда он был арестован и расстрелян, как записано в обвинительном приговоре, "за причастность к контрреволюционной повстанческой организации."21 В 1958 году он был посмертно реабилитирован, а начиная с конца 1970 годов, благодаря стараниям известных кировских краеведов Е. Д. Петряева и Г. Ф. Чудовой имя Александра Сергеевича Лебедева было возвращено из небытия.

1. Памятная книжка Вятской губернии и календарь на 1870 год, - Вятка, 1869, раздел 3 - С. 54.
2. Вятская речь, 1911, - 22 дек. (N278). – С.3
3. Там же.
4. Фонд Кукарского образовательного общества Советского районного краеведческого музея
5. Лебедев А. С. , Пижемское городище, Казань, 1908.
6. Труды Вятской ученой архивной комиссии", 1908, Вып. 1, Отд. 1, - С.6.
7. Отчет о деятельности Кукарского образовательного общества, Кукарка, 1911, - С. 1.
8. Вятская речь, 1909, - 7 ноября, (N 237), - С. 2.
9. Фонд Кукарского образовательного общества Советского районно­го краеведческого музея.
10 .Вятская речь, 1916, - 6 марта (N 50), - С. 3.
11. Вятская речь, 1916. - 2 апреля, (N 72), С.3; 3 апреля, (N 73). - С. 3
12. ГАКО Ф- Р-1137. Oп. 1. .Д. 126. Л-58.
13. Там же.Д. 9. Л. 39-40.
14. ГАСПИ КО. Ф 45. Оп. 1. Д 122. Л. 12, 54 об.
15. Вятский педагогический институт им. В. И. Ленина, 1918-1928 гг, Вятка, 1928 - С.22.
16. ГАСПИ КО. Ф 4112. Оп. 19. Л. 455,
17. ГАКО. Ф. Р-1137. Оп. 1. Д.835. Л.46-57.
18. Харитонова Е. Д. , Серова С. Е., Пермский областной краеведческий музей, Пермь, 1990. - С. 33-40.
19. Харитонова Е. Д., Из когорты подвижников (о директоре музея А.С.Лебедеве), Вечерняя Пермь, 1989; - 27 декабря.
20. Ботанический сад на Урале . Путеводитель. Сост. С. А. Мамаев, - Свердловск: УНЦ АН СССР, 1986, С. 4-5.

  1. Госархив административных органов Свердловской обл. Ф. 1. Оп. 2. Д. 24983.